Эфирные города, часть 3

Каждая из них выводились на орбиту спутника Земли отдельной ракетой-носителем, а экипаж прибывал туда позже, на специальном космическом корабле. Экипаж первых обитаемых станций состоял из трех человек, но в дальнейшем станции будут постепенно увеличиваться в размерах, и численность экипажей скоро возрастет до десятков человек. Такие космические дома уже нельзя будет поднять одной ракетой-носителем, и они будут собираться прямо на орбите из отдельных блоков. Такая сборка в вакууме и невесомости вполне возможна — недаром советские космонавты проводили эксперименты по сварке в открытом космосе. Запуск и сборка таких — все-таки небольших — объектов будет последним шагом перед постройкой в космосе настоящих поселений— «эфирных городов».

В наиболее детально разработанном современном проекте предусматривается сооружение космической колонии с населением десять тысяч человек в одной из двух либрационных точек системы Земля-Луна (это такие точки на лунной орбите, которые одинаково удалены от центров Земли и Луны; любое тело, помещенное в такую точку, может находиться там как угодно долго). Станция будет представлять собой гигантскую сферу диаметром около полутора километров. Сфера будет вращаться вокруг одной из своих осей, и возникающая при этом центробежная сила обеспечит на ее экваторе существование искусственной силы тяжести, близкой к земной. Все жилые помещения будут сосредоточены вблизи экватора, а производственные — наоборот, в районах с пониженной силой тяжести.

На нынешних орбитальных станциях экипаж лишен привычных земных удобств; что ни говори, не так легко день за днем проводить в тесном помещении. Недостаток движения космонавты возмещают упражнениями на специальных тренажерах — дорожке, по которой можно бежать на месте, велосипеде, который никуда не едет. Подобные ухищрения не понадобятся на станциях будущего. Наличие нормальной силы тяжести сделает возможными и самые обычные прогулки, и даже езду на настоящем велосипеде по дорожкам, проложенным по поверхности сферы. В городке, расположенном в экваториальной зоне, будут размещены не только жилые дома, более комфортабельные, чем на Земле, но и кинотеатры, места для отдыха, спортивные площадки.

Чтобы переселенцы не поступались своими привычками, многое тут будет напоминать Землю, и только пейзаж во многом покажется необычным. Дело в том, что на своей планете мы находимся на внешней поверхности сферы, а на космической станции придется жить на внутренней; «земля» будет не выпуклой, а вогнутой, и при малых размерах первых станций (вспомните — пол-тора километра) можно будет простым глазом увидеть своих антиподов ходящими, словно мухи, по потолку.

«Небо», видимое по обе стороны от экватора, возможно, будет менять свой цвет по заданной программе. Голубой цвет нашего небосвода обусловлен рассеянием солнечных лучей в толще атмосферы. Обитатели станции через ее прозрачную оболочку увидят небо черного цвета, поэтому придется либо выполнять оболочку из рассеивающего свет цветного материала, либо в определенное время суток подкрашивать ее, например, пропуская между от-дельными слоями конструкции специальный газ.

Жители небесного города не будут чувствовать себя отрезанными от Земли. Первые поселения будут расположены достаточно близко, чтобы иметь постоянную радио- и телевизионную связь с Землей, а транспортные корабли будут регулярно доставлять пассажиров и грузы, в основном такие, как книги и кинофильмы, потому что все необходимое для жизни можно будет производить на самой станции.

Только поначалу некоторые вещества придется доставить с Земли и Луны; так, например, первоначальный запас воды может быть образован из кислорода, содержащегося в лунном грунте, и доставленного с Земли водорода. На станции будут выращиваться овощи и фрукты, будут организованы даже животноводческие фермы.

Aequalitas